Пол Кругман: экономике США нужна "великая война"

  • PDF

Интервью с одним из самых известных экономистов мира, лауреатом Нобелевской премии по экономике 2008 года, профессором экономики и международных отношений Принстонского университета Полом Кругманом.

Пол Кругман, представляющий кейнсианскую школу экономической мысли, получил широкую общественную известность своей резкой критикой неолиберальной политики, которую проводило правительство Джорджа Буша. Кругман стал своего рода «иконой либерального стиля» в сопротивлении консервативной экономической мысли. В 2008 году Нобелевский комитет вручил Полу Кругману премию по экономике, отметив, таким образом, не только его достижения в области экономической географии, но поощрив существовавший на тот момент времени прогрессистский тренд. Однако политика в стиле Кейнса не была реализована в США при новой демократической администрации, и Кругман все чаще встает в оппозицию Бараку Обаме. В чем же причины этой оппозиции? Господин Кругман разъяснил свою позицию корреспонденту портала Terra America.

– Уважаемый господин Кругман, чем Вы могли бы объяснить господство правой идеологии в Штатах после кризиса 2008 года? Почему все возникающие альтернативы кажутся еще более правыми? Какая этому возможна альтернатива?

Один из ключевых факторов в торжестве правой идеологии в США заключается в том, что Барак Обама с самого начала своего президентства проводил слишком мелкую политику реформирования американской экономики, выдавая ее за масштабную. Тут и произошел сбой восприятия. Обама прорекламировал свою политику как масштабную. И теперь американцы думают, что эта политика полностью провалилась, что воссоздание экономики на рациональных началах проблематично. Хотя с самого начала можно было предсказать, что все, что делал Обама, будет недостаточно. Я так и утверждал – но никто не хотел ничего слышать. Тогда Обама начал прибегать к риторике правых. Получается, что у нас вроде бы президент-либерал, который, однако, заявляет о необходимости сокращения расходов. Кто-то придерживается другого мнения о том, насколько подобное сокращение и в самом деле необходимо, например, я или Джозеф Стиглиц, но мы не участвуем в политическом процессе. В данный момент мы, по сути дела, имеем в США правоцентристскую администрацию и крайне правую оппозицию. И для другого рода идей места не остается.

– Можно ли сказать, что мощный ВПК и милитаризм являются основами для экономического роста? При Рузвельте окончательное преодоление Великой депрессии произошло благодаря армейским заказам во время войны. Значит ли это, что для выхода США из нынешнего кризиса необходимо участие Америки в крупномасштабном вооруженном конфликте?

Самое главное – масштабно увеличить государственные расходы. На практике это обычно происходит, когда идет война. Мы действительно ведем войну, но если оценивать ее в денежных знаках, то это малая война. Для подъема экономики такой войны недостаточно. Необходимо что-то покрупнее и посолиднее. Я однажды пошутил, и в этой шутке есть своя правда: если убедить политиков в том, что нам угрожают пришельцы из Космоса и вынудить политиков потратиться на создание необходимой для обороны от чужаков инфраструктуры и оружия, то это придаст огромный импульс развитию экономике. А если потом нам скажут, что никаких пришельцев и не было, то все будет в порядке – экономика-то восстановится! Но гораздо лучше, конечно, было бы потратить деньги на ремонт дорог и строительство транзитных систем, но такой вариант сейчас не рассматривается. Проблема в том, что для этого у руководящих Америкой на настоящий момент времени людей не хватает элементарной политической воли. 
– Как Вы могли бы охарактеризовать политику нынешней экономической команды Барака Обамы? Это какая-то стратегически осмысленная политика или же следование обстоятельствам?
На первых порах они приняли несколько стратегических решений, но, к сожалению, эти меры оказались неадекватными отчасти по причине политических ограничений. На данном этапе они просто реагируют на происходящее. Отчасти это обусловлено тем, что в рамках существующей в США системы у них нет никаких шансов на проведение какого-либо прогрессивного законодательства. Таким образом, их возможности ограничены мелкими мерами на краю политического поля. Это вызывает уныние. Ясно, что на данный момент у них нет целостного видения выхода из кризиса. А самое ужасное заключается в том, что более не понятно, что изменилось бы, если бы оно у них появилось.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Вы здесь